pavelaviator (pavelaviator) wrote,
pavelaviator
pavelaviator

Юность на марше

Все мы родом из детства. Конечно, оно у всех было разное: кто-то с гордостью вспоминает о замечательных светлых днях, кто-то отмалчивается, но в любом случае детство - самый главный период в жизни человека. Именно здесь закладывается основа характера, предпочтений и вкусов; в этот период создаётся программа на весь жизненный путь.

Не верьте тем, кто будет доказывать, что ребенок ничего не понимает. Мол, главное, чтобы был сыт и одет - а то, как в это время ведут себя его родители, чем они занимаются и есть ли они вообще - не имеет большого значения.
Имеет - и даже больше, чем может казаться. Мы, конечно, не помним деталей: первая картинка - мамины глаза; словно как в чёрно-белом стробоскопе - фрагменты детской жизни: утренник в детском саду, плакат с «большой пятеркой» в руках первоклассника на линейке в школе; октябрятская звёздочка, приём в пионеры, потом комсомол…

Для меня, как для всего поколения, рожденного в 60-х годах прошлого века это было стандартное детство, потом наступила юность. Может многие сейчас об этом и не станут вспоминать - наверное, не модно - но я не стесняюсь и не стыжусь. По одной причине - у меня было счастливое детство, за что я безмерно благодарен своим родителям и своей семье.

Ведь это стало огромным позитивным зарядом доброты и успеха, который сопровождал меня всю мою жизнь и, я надеюсь, останется со мной и в будущем.


На фото: во время проведения профсоюзной конференции Харьковского государственного авиационного производственного предприятия (ХГАПП) с Николаем Бородулиным (второй слева) и Сергеем Пироженко (первый справа). До создания ИнтерАМИ оставался ровно год. Кстати, тогда у ХГАПП не было собственного помещения для проведения подобных массовых мероприятий, поэтому администрация Харьковского авиазавода арендовала подходящий актовый зал на соседнем заводе ФЭД. На самом же ХГАПП достойный конференц-зал появился только как результат реализации проекта реконструкции завода (в период с 1996 по 2003 годы), которая осуществлялась ИнтерАМИ совместно с Торговым домом ХГАПП, а также компанией «Термик» и строительной службой авиазавода. Для этой цели, с использованием новых технологий, был достроен дополнительный четвертый этаж на административном корпусе ХГАПП, который в последствии стал современным и стильным Актовым залом предприятия (Харьков, ул, Сумская, 132, Клуб завода ФЭД, 1989 год)


Родившись 9 сентября 1965 года, я получил знак Зодиака Деву и год Змеи по Восточному календарю.
Астрологи уверяют, что «люди, рожденные в год Змеи, отличаются проницательностью, осторожностью, целеустремленностью, хитростью и особой мудростью». Что же до знака Зодиака, то «Дева воплощает принцип порядка, победу разума над чувствами, умение видеть целое в деталях… Стремление к лучшему заставляет Деву подмечать изъяны во всем, что её окружает, что требует исправления».

Конечно, каждый пишет «свою книгу жизни», но всё-таки заложенное генами и судьбой во многом определяют будущее, характер человека и его предрасположенность к принятию тех или иных фундаментальных решений.

Мои родители - интеллигенты, которые сделали себя сами. Отец и мама, родившись в маленьких посёлках Сумской и Днепропетровской областей, выучившись на инженеров-технологов химического производства в Харькове и Днепре, приехали в самом начале 60-х годов прошлого века по распределению на киевский завод «Красный резинщик» (с 1994 года - ОАО «Киевгума»). Именно здесь и состоялось их знакомство, в результате чего я увидел этот мир.

Наша семья жила скромно, но достойно. Правда для того времени существовали несколько иные критерии материального благополучия: умение достать дефицитную вещь; стать в очередь на румынскую мебель; да и просто купить египетские апельсины к праздничному столу, выстояв длинную многочасовую очередь. Так вот, родителям удавалось создать тот минимальный уровень необходимого комфорта в еде и вещах, но, всё-таки, самым главным было другое.

Это любовь, тёплые отношения и огромное уважение внутри семьи. Благодаря такой атмосфере в нашем доме, на второй план отступали ограничения и неустроенность советского периода, его информационный вакуум и отсутствие свободы в современном понимании.


На фото: с родителями на семейном диване возле традиционного для того времени настенного ковра. В книге «Земля людей» («Terre des hommes», 1939) французского лётчика и писателя Антуана де Сент-Экзюпери (1900—1944) прозвучала такая фраза: «Любить — это не значит смотреть друг на друга. Любить — значит смотреть вместе в одном направлении». По-моему, фотография говорит именно об этом (Киев, февраль 1984 года)

Учеба в школе для меня была интересной, хотя и требовала усилий для воспитания в себе усидчивости и умения достигать наивысшего результата.
Учился я в 2-х школах: первые три класса в киевской средней школе № 32 (сейчас Гимназия № 32 "Успех") по ул. Федорова, 2 и затем, вплоть до окончания, в школе № 77 (сейчас Кловский лицей иностранных языков № 77) на ул. Шовковичной, 25.

Я давно не был в своей школе. Много сейчас пишут о Кловском лицее - и хорошее, и не очень. Скорее всего, это связано с престижным месторасположением и большим числом учеников - детей известных родителей: политиков, бизнесменов, депутатов…

У меня же осталось после школы только одно - надёжный багаж знаний, который я получил на всю жизнь, чему я, безусловно, благодарен.


На фото: «первый раз в первый класс», как тогда было принято говорить. В новой форме и со школьным ранцем за спиной я сделал первый самостоятельный шаг в своей жизни (Киев, ул. Фёдорова, 2; средняя школа № 32, 1 сентября 1972 года)


Интересная учёба, экзамены, каникулы, пионерия и комсомол - всё это у меня связано со школой № 77. Тогда не было обилия дорогих машин у входа и охранников, лениво ожидающих своих клиентов - отпрысков «сильных» сегодняшнего мира. В то далёкое время присутствовало чувство престижа (но не пафоса) учиться в одной из самых лучших школ города, после окончания которой гарантировано (и как Вы понимаете, без взяток) можно было поступить практически в любое высшее учебное заведение страны. Первые два фото были сделаны в разные периоды моей учебы в середине 70-х годов, а третье - уже в наши дни, 11 мая 2015 года, возле кованых ворот киевского Кловского лицея

Кроме учебы, была ещё одна страсть - авиация и космос. Трудно сейчас сказать, что именно послужило началу этого: то ли фильмы Даниила Храбровицкого «Укрощение огня» (Мосфильм, СССР, 1972) и «Поэма о крыльях» (Мосфильм, СССР-Куба-ГДР-Франция, 1979); то ли книги Ярослава Голованова «Дорога на космодром», Олега Антонова «Десять раз сначала», Александра Яковлева «Цель жизни»; а может быть повлияли на мой выбор рассказы о том, как строить самолеты от моего двоюродного дяди - Анатолия Баркар - авиаконструктора АНТК «Антонов», прожившего короткую, но очень яркую жизнь.


На фото: запуск первой ракеты собственной разработки и изготовления. Для того, чтобы реализовать замысел и любоваться полётом, который длится всего несколько секунд, потребовалось создать специальный «комплекс» оборудования: стартовый стол с направляющей, дистанционный пульт управления запуском и даже иметь с собой аптечку для оказания первой медицинской помощи. Всё это (кроме аптечки) я вечерами изготавливал из подручных материалов в своей маленькой мастерской, которая была оборудована в подвале нашего многоквартирного дома. Вы хорошо помните, что тогда в некоторых домах выделяли в подвальных помещениях место для хранения картошки и прочих овощей. Так вот, именно там и была оборудована моя «секретная ракетная лаборатория», где я проводил практически всё своё свободное время. Кстати, сами испытания ракет проводились на песчаных пустырях Оболони, недалеко от днепровского берега. Именно здесь стояли неподалеку заброшенные индустриальные памятники сталинской эпохи - огромные железобетонные секции несостоявшейся подводной железной дороги, которая строилась перед Второй мировой войной и должна была обеспечить передвижение железнодорожных составов под Днепром на случай «если враг уничтожит все мосты» (Киев, Оболонь, 1979 год)


Советский лидер Никита Хрущев так вспоминал об этом сверхсекретном строительстве: «Сталин перед войной предложил проделать железнодорожные тоннели под Днепром: один - севернее Киева, другой - южнее. Но мы не успели сделать переходы до войны, а после войны в них отпала надобность, и работы были прекращены. Остатки же тоннеля сейчас служат памятником прошлому» (Хрущев Н.С., Воспоминания. Книга 1; Глава «Начало Второй мировой войны»; Издание 1999 года; Москва, Информационно-издательская компания "Московские Новости»). На схеме цифрами обозначены номера участков — титулов, где велось строительство, а условные обозначения указывают на существующие фрагменты строительства: титулы № № 2, 3 возле села Осокорки, титулы № № 5,6 на Жуковом острове и на юго-западной окраине с.Пирогово, титул № 7 на Жуковом острове; титул № 8 — ТЭЦ на ул. Жилянской и других объектов энергообеспечения строительства; титул № 9 в пос. Бортничи, титул № 10 — туннельная секция на Оболони (на фото справа)

Жизнь в Киеве отличается от жизни в другом городе. Киев нельзя не любить.
Это древняя история, бурное настоящее и, хотелось бы верить, светлое будущее. Из провинциальной столицы, Киев превратился в европейский город, правда, не без нерешенных проблем и череды накопленных ошибок.

В Киев стремятся многие… Когда-то так стремились в Москву. Я уже не говорю об эмиграции советского периода, когда желающие «покинуть родину», уезжали в Тель-Авив, Нью-Йорк или Торонто. В этом случае люди были вынуждены «сжигать мосты», уезжать навсегда и начинать всё с начала на новом месте жительства.
Что касается переезда в другой город Советского Союза, то тогда это было смелым и судьбоносным решением, но не влекущим его безвозвратность: кто-то делал карьеру, кто-то зарабатывал солидные деньги, кто-то искал себя в новом окружении, другом климате и непроторенных традициях…

Но, всё-таки, Киев всегда оставался Киевом - городом мечты и надежды для тысяч и миллионов людей.


В мае 1982 года праздновали 1500-летие Киева. В ознаменование этого события была выпущена памятная медаль (на фото справа вверху), которой тогда наградили более 780 тысяч киевлян.
Кстати, идея о праздновании 1500-летия, а потом и Дня Киева принадлежит Председателю Киевского городского совета (в 1979-1989 годах) Валентину Згурскому.
Чтобы добиться официального признания этой даты Киев потратил 3 года. В советские времена такого рода решения утверждались в ЦК КПСС и Верховном Совете СССР. Там вроде против никто не был, но подписать документ и признать официально дату не спешили.


«К 1980 году я успел побывать на празднованиях Дней города нескольких столиц — Еревана, Берлина, Киото (древней столицы Японии), Праги. А у Киева не было своего праздника. Мы были на большом подъеме после Олимпиады-80. И тогда же мы получили документы от историков, подтверждающие, что Киеву, Киевской Руси — 2700 лет. Я очень заинтересовался этим вопросом. Мы подключили к определению даты ученых-историков Москвы и Киева. Потом обратились в ЮНЕСКО, потому что только там официально узаконивают дату основания — но не городов, а стран. Занимались этим бывший представитель от Украины Анатолий Зленко и академик Борис Патон», — вспоминает Валентин Згурский.

В 1982 году главные события происходили на Андреевском спуске. Это сейчас стали привычными художники и музыканты на улице, а тогда все было впервые.
Кстати, благодаря 1500-летию Киева в столице появился музей Михаила Булгакова. «Приехал к нам пресс-атташе Италии из Москвы и попросил показать музей Булгакова, — вспоминает Иван Салий (в то время первый секретарь Подольского райкома Компартии Украины, затем Глава Киевской городской государственной администрации с 1992 по 1993 год). — А мы даже не знаем, кто это такой. В райкоме была своя библиотека. Но ни одного произведения Булгакова не было и ни один сотрудник не знал, кто такой Булгаков. Знала только библиотекарь. Она мне принесла (книгу)… После этого нашли дом, где жила семья Булгакова. Людей отселили, дали им квартиры. В первый год с балкона читали Булгакова, роман «Мастер и Маргарита», который тогда лишь единожды с большими купюрами был опубликован в журнале. А сам музей Булгакова открыли позже»… Вот так



На фото: Дом-музей Михаила Булгакова на Андреевском спуске, 13 (на фото слева) официально был открыт только 15 мая 1991 года, то есть к 100-летнему юбилею писателя. Он стал для меня, как и для многих киевлян, одним из самых любимых мест для посещения. Что касается школьных лет, то моим избранным местом, как для заправского «городского сталкера», стал Замок Ричарда (справа на фотографии), расположенный рядом по адресу: Андреевский спуск, 15. Построенный в 1904 году и названный так писателем-диссидентом Виктором Некрасовым (1911-1987) в честь короля Ричарда - Львиное Сердце, героя романа Вальтера Скотта «Айвенго», дом всегда привлекал к себе внимание. Это при том, что в 70-е годы здание пустовало и было открыто для всех. Мы с одноклассниками любили подолгу бродить по коридорам и брошенным квартирам аварийного на то время «замка» с надеждой найти что-то таинственное: вроде секретного послания из прошлого; приведений, о которых ходили легенды; или даже клада


На фото: 29 ноября 2016 года киевлянам показали новый фасад Театра на Андреевском (Андреевский спуск, 24), который строили около 10-ти лет (на фотографии слева). Современный дизайн театра был разработан одним из самых талантливых и востребованных архитекторов из Харькова Олегом Дроздовым. Проект создавался согласно мнению ЮНЕСКО о том, что новые здания в исторической застройке должны подчеркивать старинные здания, а не имитировать современными методами древность. На мой взгляд, кубические формы театра, сочетание материалов камень - металл станут украшением и привлекательным местом для уникальной экосистемы киевского Андреевского спуска.
К сожалению, далеко не все сегодня такого мнения. Во время ноябрьской 2016 года демонстрации фасада здания была устроена акция протеста с требованием немедленно снести всё построенное, а в социальных сетях острословы соревновались в «креативности высказываний» по поводу «несуразного сооружения» и выкладывали «фотожабы» разных мастей. Потребовалась целая неделя, пока деятели культуры Киева организовались и выступили в защиту здания театра, обратившись к мэру города Виталию Кличко. Под обращением подписались более 50-ти человек, в том числе журналист Матвей Ганапольский, актер театра и кино Богдан Бенюк, актриса и телеведущая Даша Малахова, актер Владимир Горянский, народный артист УССР Анатолий Хостикоев, народная артистка Украины Наталья Сумская, телеведущая Маша Ефросинина, кинорежиссер Роман Балаян, писательница Оксана Забужко. Только после этого схлынула волна, созданная «безымянными протестующими» и скандал «сошёл на нет».
Кстати, в похожем стиле в историческом месте Мюнхена 9 ноября 2006 года была открыта новая главная синагога "Ohel Jakob" Шатёр Иакова אוהל יעקב (Sankt-Jakobs-Platz 18, 80331 München). Она открылась ровно через 68 лет после организованных нацистами еврейских погромов "хрустальной ночи" в центре баварской столицы. Сооружение чёткой прямоугольной формы было построено на месте предыдущей разрушенной синагоги. Высота постройки - 28 метров, вместимость - 585 мест. К слову, её облик отчетливо напоминает Западную стену (более известную как Стена Плача) - единственную сохранившуюся часть разрушенного Второго Храма в Иерусалиме. Стеклянная крыша украшена "звездами Давида» מָגֵן דָּוִד. Это строение является одним из самых ярких туристических достопримечательностей, гармонично интегрированным в окружающую традиционную архитектуру. По-моему, архитекторы главной синагоги Мюнхена из немецкого архитектурного бюро Wandel Lorch Architekten создали настоящий шедевр



На фото: 3 декабря 2016 года, после кардинальной реконструкции открылся ЦУМ... Для меня, коренного киевлянина, как и для многих, рожденных здесь ещё в советские времена, ЦУМ на Крещатике всегда был чем-то особенным. Это не просто большой магазин - сюда приходили семьями, присматривались, выбирали на будущее себе новое пальто или костюм, возвращались снова и отстаивали длинные очереди... ЦУМ тогда был символом благополучия, продолжающейся жизни и чего-то такого, что нужно было ещё достичь.
Сегодняшний ЦУМ другой. Он, скорее всего, похож на House of Fraser, очагами даже напоминающий культовый лондонский Harrods. Наш ЦУМ стал ультрасовременным и стимулирующим работать так, чтобы приходить сюда не только как в музей или галерею, но и по прямому назначению. И всё-таки, несмотря на перемены, ЦУМ всегда останется родным и символичным, как лимонад «Буратино» из моего детства, леденцы монпансье и мороженное эскимо (на фотографии слева - так выглядел ЦУМ в 60-е годы прошлого века; справа - эти снимки сделаны сразу после открытия ЦУМа 4 декабря 2016 года)

Жизнь в Киеве - это не только постоянное пребывание в столице. Это ещё и нахождение в эпицентре ярких общественных событий и, в последнее время, революционных потрясений.


На фото: Крещатик был и остаётся киевской центральной улицей и для отдыха, и для демонстраций, и для революций. Вверху на фотографиях первомайская (слева) и ноябрьская (справа) демонстрации на Крещатике советского периода. Снизу - Оранжевая революция 2004 года (слева) и Революция достоинства 2013-2014 годов



На фото: во время Революции достоинства возле «последней баррикады» на ул. Михаила Грушевского (Киев, 15 февраля 2014 года)


На фото: эта школьная выпускная виньетка стала символичной. Она завершала мой юношеский киевский период, после которого я уехал в Харьков на целых 25 лет. Уехал, чтобы потом вернуться в свой родной город (Киев, выпуск средней школы № 77, июнь 1982 года)


На фото: а так выглядел наш 10-А класс 35 лет спустя (Киев, ул.Большая Житомирская, 8/14, Пивная ресторация "Чорне Порося"; 30 января 2017 года)

Когда наступило время решать, куда после окончания школы пойти учиться, у меня было только два варианта: Московский или Харьковский авиационный институт.
Дело в том, что МАИ и ХАИ были созданы одновременно в 1930 году решением советского правительства, которое предписывало организовать авиационные институты в двух столицах - России и Украины - то есть в Москве и Харькове. Кстати, харьковчане потеряли свой столичный статус уже в июне 1934 года.

Для того, чтобы сделать правильный выбор, весной 1982 года я выехал в Москву и Харьков на день открытых дверей «столичных» авиаинститутов, чтобы самому всё посмотреть, прочувствовать, взвесить и, как итог, принять единственно верное для себя решение.


В отличие от ХАИ, где ведущие преподаватели института подробно и с огромной любовью показывали студенческие аудитории, научные лаборатории и залы натурных образцов ракетной и авиационной техники - в МАИ ограничились лишь сбором всех заинтересованных в актовом зале вуза. Там рассказывали об институте, показывали фильмы о нём, но не было главного - ощущения причастности к авиационной науке. Было шоу, которое было завершено ярким выступлением Татьяны и Сергея Никитиных с песней «Хорошо жить на Востоке».

Помните эти строки:

Хорошо жить на Востоке,
Называться Бен-Гасан!
И лежать на солнцепеке,
Щуря глаз на Тегеран…

При всей «восточной» привлекательности сюжета песни и выступлений других известных личностей на сцене зала МАИ, как потенциальный абитуриент я был разочарован московской встречей. Всё это выступало разительным контрастом с профессиональным и ответственным подходом харьковчан к своим будущим студентам, поэтому мой выбор был осознанным и без каких-то колебаний - Харьковский авиационный институт имени Н.Е.Жуковского


Студенческая жизнь увлекла меня и понесла, как стремительный поток чистой прозрачной воды горной реки.
Жизнь в общежитии № 8 Харьковского авиационного института (Харьков, ул. Академика Проскуры, 2) погружала в дела студенческого сообщества круглосуточно, без выходных и перерывов. В нашей комнате 321 (кстати, за время всех 6-ти лет учебы комната не менялась) была создана уникальная атмосфера «поглощения знаний», дружбы и взаимовыручки.
Мы там жили вчетвером: кроме меня - Алексей Бакулин из Махачкалы, Александр Беляев из Тамбова и Юрий Варлыгин из Воронежа. Уже после окончания института только Саша Беляев вернулся в свой родной город. Лёша Бакулин был направлен по распределению в город Дубна (Московская область), где стал работать в машиностроительном конструкторском бюро (МКБ) «Радуга» (сегодня АО «Государственное машиностроительное конструкторское бюро «Радуга» им. А. Я. Березняка»). В этом КБ были разработаны более 40 видов боевых ракет, одна из которых - Х-55 - долгое время производилась на Харьковском авиационном заводе. Что касается Юры Варлыгина, то он остался в Харькове и после 1991 года принял украинское гражданство.


На фото: эти снимки были сделаны во время обучения в ХАИ с 1982 по 1988 годы. Напряженная учёба, студенческие праздники, выезды в подшефный колхоз были составляющими такого яркого и незабываемого периода жизни. На фотографии внизу справа - с Юрием Варлыгиным на сборе урожая яблок в Краснокутском районе Харьковской области в сентябре 1983 года


На фото: в 1984 году я был избран вначале заместителем, затем секретарем комсомольского бюро моего родного факультета летательных аппаратов (факультета № 4), а в 1987 году стал заместителем секретаря комитета комсомола института. В ХАИ комсомол никогда не был ритуальной организацией тоталитарного государства. Мы организовывали «насыщение» студенческой жизни яркими мероприятиями: спортивные соревнования, КВН, концерты рок-групп, дискотеки, тематические вечера… Одним словом, практически ни у кого не оставалось времени ни на, как тогда говорили, «антиобщественные поступки», ни на пьянство и наркотики. На фотографии слева - во время проведения отчетно-выборной комсомольской конференции факультета №4 в актовом зале ХАИ в 1986 году, на снимке справа - дискуссия после конференции


На фото: газета Харьковского авиаинститута «За авиакадры», которая издаётся с 1930 года, то есть с момента образования вуза, во время моей учёбы была востребованной и уважаемой со стороны студенчества. Мне несколько раз доводилось попадать на страницы этого издания: например, перед самым выездом на XII Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, куда я отправился в составе политической делегации СССР (фото слева - выпуск газеты за 6 июня 1985 года). На фотографии справа - так выглядит газета «За авиакадры» сегодня (выпуск за ноябрь 2016 года)

Кстати, тогда в ХАИ была своя военная кафедра и мы, перед началом дипломного 6-го курса, направлялись на непродолжительную армейскую службу (40 дней), где принимали Присягу, а после завершения службы - получали офицерское звание лейтенанта. В отличие от моей «гражданской» специальности - инженер-механик по жидкостным ракетным двигателям (специальность 0538) - военная профессия была определена как «авиационное вооружение» (АВ), что предполагало обслуживание самолётов в части их оснащения (подвески) ракетным и бомбовым вооружением.


На фото: мне довелось служить в Беларуси в 1987 году - на аэродроме «Бобровичи» (Калинковичский район, Гомельская область). Тогда там были расквартированы два бомбардировочных полка тактических фронтовых бомбардировщиков Су-24 (на снимке справа) - 953 БАП и 306 БАП. Как раз в 1987 году 306-й бомбардировочный авиаполк был расформирован. Что касается 953-го авиаполка, который воевал ещё во времена Второй мировой войны на самолетах Ил-2, то он был выведен в Россию в 1994 году, через несколько лет после обретения Беларусью независимости.
Итак, для меня, как будущего специалиста по авиационному вооружению (АВ), служба проходила как непосредственно на аэродроме, так и на ППР - «позиции подготовки ракет», где вооружение проверялось, тестировалось и готовилось для применения. По плану общевойсковой подготовки нам выдавались автоматы (на фото слева) и проводились марш броски, хотя это было нечасто. Главной задачей для нас была «материальная часть» - самолёт и всё, что с ним связано, чем мы постоянно и занимались.
Нам было хорошо известно, что на военных складах в Бобровичах хранилось кроме обычного, ядерное вооружение. Это были ракеты и бомбы с самым смертоносным зарядом на Земле. Правда, нас, как и обычных войсковых оружейников, туда и близко не подпускали. Склады с ядерным оружием располагались на отдельной территории, их охраняли специальные воинские подразделения, которых тамошние военные называли «глухонемыми».

Самолет Су-24, после оснащения оружием с ядерными зарядами, подлежал нахождению на отдельной от других машин стоянке, возле него выставлялось охранение, а сам бомбардировщик обставлялся флажками. В кабине самолета находились лётчики в любой момент готовые выполнить боевую задачу…
К слову, именно Су-24, разработанные в самом начале 70-х годов прошлого века, стали основной ударной силой в военной операции Российской Федерации в Сирии, проводимой с 30 сентября 2015 года. Известно, что современная авиационная промышленность пост-советских стран выпускает ничтожно малое число самолётов по сравнению с советским периодом. Поэтому для таких старых машин, как Су-24, Ту-95 (стратегический бомбардировщик разработки 1952 года) и многих других продлевают срок эксплуатации, модифицируют их современными приборами и оборудованием, хотя такой путь не может продолжаться бесконечно. Ведь восстановление древних аэропланов и малое количество выпускаемых новых, в конечном итоге, приведет к аккордной потере целого сегмента воздушного флота и произойдёт это тогда, когда продлевать жизненный цикл самолётов станет опасным и бесперспективным делом

Получив диплом с отличием после окончания учебы в ХАИ, я по распределению был направлен на Харьковское авиационное производственное объединение имени Ленинского комсомола - так тогда называлось Харьковское государственное авиационное производственное предприятие (ХГАПП).
Моя работа на заводе в 1988 году началась с должности мастера производственного участка по сборке специальных групп агрегатно-сборочного цеха № 28. На этом участке изготовлялись приборные доски кабины летчиков, пульты управления двигателями, многочисленные полочки, стеллажи для установки авиационного оборудования и многое другое. Учитывая то, что все производимые изделия были небольшого, а подчас очень малого размера, моя «производственная территория» была окружена специальной оградой и неофициально называлась работниками цеха «участком за загородкой». Наверное, именно тогда я впервые почувствовал настоящий ритм гудящего, сверлящего, клепающего, пульсирующего огромного завода; тот специфический запах машинного масла, который присутствовал везде и который остаётся в памяти каждого заводчанина на всю жизнь.

Это было хорошее время… Нам мало платили, но мы были молоды и счастливы, благодаря своей причастности к большому и полезному делу.
В то время родина была огромной, но не безграничной. У нас не было многого: возможности учиться в английских или американских вузах, покупать иномарки, кушать пармезан. Правда, в людях не было сегодняшней агрессии и злости, хотя была жизненная неустроенность и желание многое изменить.
И всё-таки ещё было что-то, чего сейчас или нет, или оно спрятано очень глубоко. Это бескорыстие, доброта, чувство большой коллективной семьи.


На фото: молодежная жизнь на Харьковском авиазаводе непосредственно коснулась меня, особенно после избрания секретарём комитета комсомола предприятия. Это были конкурсы профессионального мастерства молодых рабочих, спортивные соревнования, туристические слёты. В то время наиболее интересным и захватывающим мероприятием стала парусная регата «Печенежская волна ’87» на Печенежском водохранилище (Салтовское море), где располагалась база отдыха ХГАПП «Сокольники» (сейчас база отдыха "Авиатор" ХГАПП), Харьковская обл., Волчанский р-н, с. Петровское, ул. Сосновая, 29 (на фотографиях внизу слева и справа, сентябрь 1987 года). Именно с этого года и благодаря нашему молодежному активу, регата стала ежегодной и проводится вплоть до сих пор

Наверное, чувство единой семьи и молодежного взаимопонимания стали впоследствии моральной основой для создания фирмы «ИнтерАМИ» в 1990 году, название которой расшифровывалось как «Международная ассоциация молодых инициаторов».


На фото слева - учредители ИнтерАМИ вместе с женами на дне рождения моего сына (1 год, в центре фото; Харьков, Северная Салтовка, август 1993 года). Справа - на строительстве офисного центра ИнтерАМИ (Харьков, ул. Профессорская, 30; май 1993 года)

Между прочим, многие меня спрашивают - «Почему я не рассказываю о своей семье?».
Писать о семье - это очень интимно. Думаю, только двое: муж и жена могут обсуждать эту тему и не выносить её напоказ.
Писать о детях… Уверен, что дети сами должны написать свои книги. Тогда они будут по-настоящему увлекательными, оригинальными и честными. И главное - очень хотелось, чтобы они повествовали о своих хороших делах и моральных поступках…


На фото сверху: сын Олег - выпускник исторического факультета Кембриджского университета King’s College, University of Cambridge - в качестве советника по медиа политике на Интернет-форуме в Тбилиси (26 ноября 2016 года) и в Администрации Президента Украины (Киев, 23 ноября 2016 года). На фотографиях внизу (слева направо) - во время работы в канадском парламенте: на встречах с Премьер-министром Канады Стивеном Харпером Stephen Joseph Harper (фото слева; Оттава, 30 октября 2014 года); с депутатом канадского парламента Майком Воласом Mike Wallace (Оттава, 6 ноября 2014 года); во время стажировки в США вместе с полковником Питером Кросс Peter Cross, командиром 49-й бригады военной полиции Национальной гвардии США (Калифорния, Сакраменто, 2015 год)


На фото: дочь Вероника, студентка Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств (Національна академія керівних кадрів культури і мистецтв) на творческих занятиях (Киев, 2016 год)

И ещё об одном.

Скорее всего, о молодом и позитивном отношении к жизни.


На минутку забудьте о проблемах, снимите костюм или клубный пиджак, оденьте косуху, бандану или просто тельняшку и «отпустите ситуацию», станьте «митьком», «рокером» или просто посмейтесь над собой…

Вспомните замечательные слова Олега Янковского, сказанные в образе барона Мюнхгаузена из фильма «Тот самый Мюнхгаузен» (Мосфильм, СССР, 1979 год):

«Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны. Умное лицо — это ещё не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.

Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»…




© Павел Науменко Pavel Naumenko
Tags: ИнтерАМИ, Киев, Кловский лицей, МАИ, ХАИ, ХГАПП, Харьков, Харьковский авиазавод, Харьковский авиационный институт, школа № 77
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments