July 11th, 2016

Багдад 2000 بغداد عام ٢٠٠٠

1 ноября 2000 года шли вторые сутки томительного ожидания решения комитета 661 Совета Безопасности ООН по санкциям против Ирака, который обсуждал возможность выдачи нам разового разрешения на рейс Харьков - Багдад на самолете Ан-74ТК-200 (регистрационный номер UR-74038).
Дело в том, что после аннексии Ираком территории Кувейта 2 августа 1990 года ООН применила «всеобъемлющие» санкции против агрессора в этом конфликте. 6 августа 1990 года Совет Безопасности ООН принял Резолюцию № 661, которая предусматривала введение принудительных мер против Ирака без использования оружия в соответствии с положениями Главы VII Устава Организации Объединенных Наций.
Тогда в мире существовала следующая концепция: «создание с помощью всеобъемлющих санкций неблагоприятных экономических условий для населения, что должно приводить к давлению народа на правительство страны с целью побуждения к действиям, которые обеспечат снятие режима санкций с государства»: замена правящей верхушки; кардинальное изменение внутренней и внешней политики без замены или с частичной заменой руководства страны и ряд других вариантов. Впоследствии такая позиция ООН была скорректирована в пользу адресных или «точечных» санкций и создания, так называемых, «чёрных списков», что было признано более эффективным методом международного давления на правящие круги авторитарных государств.
7-й Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан Kofi Atta Annan (в должности 1997-2006) по этому поводу сказал так: «Когда жёсткие и всеобъемлющие экономические санкции применяются против авторитарных режимов возникает другая проблема. В этом случае обычно страдают простые люди, а не политическая элита, поведение которой спровоцировало введение санкций» (54 Сессия Ассамблеи тысячелетия ООН, Доклад Генерального секретаря ООН, 27 марта 2000 года, Нью-Йорк, раздел Е «Целенаправленные санкции», подраздел 231, стр. 44).

Итак, вчера, 31 октября 2000 года, заседание комитета закончилось ничем и наша, полностью укомплектованная группа, стала ждать следующего дня.
Для того, чтобы поездка была максимально результативной и, главное: законной, статус харьковской команды авиационных специалистов был повышен до уровня парламентской делегации. Эту её часть составляли народные депутаты Украины Сергей Пересунько (комитет Верховной Рады Украины по вопросам правовой политики) и Александр Шпак (комитет по вопросам топливно-энергетического комплекса). Они последовательно выступали за расширение торгово-экономических отношений между Украиной и Ираком, поэтому, по сути, стали инициаторами нашей поездки в эту непростую ближневосточную страну.

Расстояние от Харькова до Багдада 2.600 км - около 5 часов полёта на Ан-74. Комитет 661 Совета Безопасности ООН должен был принять решение о возможности полёта нашего самолёта в Северной бесполётной зоне, граница которой была установлена по 36-й параллели. Эта запретная зона появилась в 1991 году после завершения войны в Персидском заливе, контролировалась международной коалицией и просуществовала до начала Иракской войны в 2003 году.

Нужно было снова ждать 16:00 часов по украинскому времени - значит 9:00 по Нью-Йоркскому (UTC -04:00), когда возобновит свою работу комитет Совета Безопасности ООН.
Даже сама погода в Харькове решила нас поддержать: для первого дня ноября было непривычно тепло: +12ºC; чистое синее небо, украшенное небольшими облаками и звенящая тишина.
Около 6 вечера звонок и официальное уведомление из Нью-Йорка: «Вам выдано разрешение на полёт».
Не теряя времени, после коротких приготовлений, наш Ан-74ТК-200 взлетел с аэродрома «Сокольники» Харьковского авиазавода и взял курс на Багдад.


На фото: возле одного из двух (на тот момент) летающих самолетов гражданской авиации Ирака - Ил-76МД (регистрационный номер YI-ALV) авиакомпании Iraqi Airways в Международном аэропорту им. Саддама Хусейна (с 2003 года - Международный аэропорт «Багдад» مطار بغداد الدولي) (Ирак, Багдад, 4 ноября 2000 года)
Collapse )