pavelaviator (pavelaviator) wrote,
pavelaviator
pavelaviator

UT8LL - слово о друге

Ему могло бы исполниться 63 года 2 мая 2016. К сожалению, судьбой было уготовлено всего 49 лет его жизни: ярких, интересных, авантюрных лет креативного и глубоко порядочного человека, которого звали Виктор Русинов.


На фото: вместе на международной авиационной выставке Le Bourget 2001 в Париже (17-24 июня 2001 года)

Виктор Викторович Русинов родился в Харькове, точнее, на окраине «Первой столицы» - в посёлке Коротич (Харьковский район, Харьковская область). Сейчас в посёлке проживает около 5 тыс. человек и кроме красот местных лугов и правого берега реки Уды, через Коротич с 70-х годов XIX века проходит железнодорожная линия Харьков - Люботин.
Отцовский дом для Виктора был каким-то «кармическим» местом. Он постоянно уезжал из него, много раз пытался сменить место и уклад собственной жизни, но всегда возвращался в свои пенаты, как, наверное, в самое для себя родное пространство на Земле.

После окончания школы и службы в армии - поступил на филологический факультет Харьковского государственного университета им. В.Н. Каразина.
Английский язык стал главным инструментом в его жизни, открывающий любые двери в будущем. При этом, благодаря природной коммуникабельности Виктора, он создавал широкий круг друзей и партнеров как в самых престижных, так и в далёких экзотических уголках нашей планеты.

Получив в 1981 году, как бы сейчас сказали, степень магистра, Виктор Русинов продолжил своё образование в Университете Дружбы народов им. Патриса Лумумбы в Москве. В то время, успешное окончание одного из московских университетов открывало большие перспективы карьерного роста как в СССР, так и за рубежом. Тем более, приобретенная ранее Виктором специальность «русский язык как иностранный» (РКИ), практически сразу давала юноше путевку на работу за границей. Для Русинова такой командировкой с 1988 года стало преподавание русского языка в Индии.
Не буду утверждать однозначно, но индийская поездка была той главной «жизненной пружиной» для Виктора, стимулирующей расширять свой собственный мир за счёт новых контактов, встреч и практических дел, не взирая на барьеры и расстояния.

Правда, было ещё одно - дело всей жизни - его страсть, которая пришла к нему ещё со школьной скамьи и не отпускала до самых последних дней.
Amateur radio или «любительская радиосвязь» завладела им и как хобби, и как средство общения с огромным числом умных, интересных и достойных людей.


На схеме: так или примерно так выглядела принципиальная схема первого лампового передатчика Виктора Русинова. Лампа 6П3С была создана в 50-е годы прошлого столетия на основе разработанной в 1935 году американской лампы 6L6. В СССР лампа широко применялась в оконечном каскаде усилителя низкой частоты (НЧ) в отечественных радиоприемниках и продавалась за 90 копеек. Эта доступность обусловила выбор лампы радиолюбителями для экспериментов с радиосвязью, включая распространенных в то время «хулиганов в эфире»

К счастью, радиохулиганство не увлекло Виктора и уже с 17-ти летнего возраста, после «профилактических бесед» с местным участковым, он серьёзно и довольно фундаментально начал развивать свои навыки легального радиолюбителя.
С 1978 года «парень из Коротича» активно печатается в журнале «Радио» - самом авторитетном специализированном журнале Советского Союза тех лет, а в период с 1980 по 1990 год даже публикует несколько учебников своего авторства для начинающих радиолюбителей.


На фото: журнал «Радио» 70 - 80 - 90-х годов прошлого века

В начале 90-х годов Виктор Русинов, в соавторстве со своими единомышленниками, издаёт ряд научно-практических пособий. Ими стали «Коротковолновые антенны с вертикальной поляризацией» (Авторы: Зельдин И. В., Кирик И. А., Русинов В. В. / Харьков, Молодежный коммерческий центр «Аэлита», 1991) о ряде практических конструкций КВ-антенн, которые ранее не были опубликованы в советских изданиях; «КВ антенны направленного действия» (Авторы: Зельдин И. В. и Русинов В. В. / Харьков, «ДИСИ энтерпрайз, Лтд», 1992) об известных и малоизвестных конструкциях антенн для любительской КВ-радиосвязи, при этом многие технические решения были напечатаны впервые.


На фото: Виктор Русинов (слева) вместе со своим соавтором и радиолюбителем Игорем Зельдиным (UR5LCV (ex UB5LCV)) - президентом Лиги радиолюбителей Украины (ЛРУ) с 1996 по 2004 год (Харьковская область, п.Коротич, конец 80-х - начало 90-х годов)

Современная телеграфная азбука (система кодировки символов короткими и длинными посылками для передачи их по линиям связи, известная как «код Морзе» или «морзянка») существенно отличается от той, что предложил, по одной из версий, в 1838 году американский художник Сэмюэл Морзе Samuel Finley Breese Morse (1791-1872). Тогда использовались «посылки» трёх разных длительностей («точка», «тире» и «длинное тире» — в 4 раза длиннее «точки»). Кроме этого, некоторые символы имели паузы внутри своих кодов.


На фото: вверху - классический телеграфный ключ для передачи сообщений «кодом Морзе»; внизу - современный телеграфный манипулятор для «морзянки». Справа - современные версии «кода Морзе»: комбинации точек и тире

Современный вариант международного «кода Морзе» (International Morse) появился относительно недавно — в 1939 году, когда была проведена последняя корректировка (так называемого «континентального» варианта), коснувшаяся, в основном, знаков препинания. В современной телеграфии код Морзе применяется, как правило, радиолюбителями, так как был исторически вытеснен равномерным телеграфным кодом буквопечатающими телеграфными аппаратами.
Что ещё интересно: «код Морзе» стал, по сути, разновидностью двоичного кода Binary code - то есть, способа представления данных в одном разряде в виде комбинации двух знаков: цифрами 0 и 1.

Именно благодаря этому методу получила своё начало компьютерная эра. Двоичный код присваивает строку битов (binary digit — двоичное число) для каждого символа или команды. Например, строка из восьми двоичных цифр (битов) может представлять собой любую из 256 возможных значений и, следовательно, может соответствовать множеству различных символов, букв или инструкций…

Представьте себе: 17-летний Виктор Русинов - до боли тренируя свои пальцы и память - выстукивал «на ключе», с использованием «радиожаргона», в своём доме в посёлке Коротич, как будто был заправским «разведчиком» или «диспетчером» мега-проекта: −•−• −−•− −•−• −−•− −•−• −−•− −•• • ••− −••• ••••• •−•• −−• −− ••− −••• ••••• •−•• −−• −− •−−• ••• • −•− или CQ CQ CQ DE UB5LGM UB5LGM PSE K
Для нас, «гражданских» людей, это послание можно перевести следующим образом: «Здесь UB5LGM, приглашаю всех на связь, прошу отвечать»

UB5LGM - был первым позывным Виктора Русинова. Для радиолюбителя эта аббревиатура из букв и цифр становится вторым, а иногда и «главным» уникальным именем. Уже позже, когда Русинов перешёл в высшую мировую лигу радио-аматоров, он приобрел право получить новый позывной радиолюбителя 1-й категории, который сопровождал его по жизни - UT8LL.

Кстати, персональный позывной присваивается не только человеку, но и коллективной радиостанции или, допустим, специальный позывной может быть выдан на ограниченное время профильной выставке, слёту радиолюбителей или экспедиции, например.
Чтобы кто не говорил, но «социальные сети» были изобретены задолго до появления Интернета и авторов classmates.com (Randy Conrads, 1995), а также Марка Цукерберга Mark Zuckerberg, Рида Хоффмана Reid Hoffman и Павла Дурова.

Всё-таки, первые электронные коммуникационные платформы были созданы радиолюбителями - эти сообщества развивались по своим правилам и постоянно балансировали между «спортивным началом» и возможностью свободно общаться между собой на любые темы без границ.


На фото: харьковская гостиница «Мир» - именно здесь в 1992-1993 годах располагался третий по счёту офис ИнтерАМИ. Мы занимали тогда четыре номера на 8-м этаже, при этом кабинет президента компании (или на тот период «Ассоциации ИнтерАМИ») располагался в полу-люксе № 826 (на правом фото показано как сегодня выглядит такой гостиничный номер. В гостиной у нас располагалась приёмная, а в «зоне отдыха» (за сдвижной дверью) был установлен большой рабочий стол руководителя с креслами для посетителей). Именно здесь и произошло первое знакомство с Виктором Русиновым (Харьков, пр. Ленина (с ноября 2015 года - пр. Науки) 27А, гостиница «Мир» офис 826)

Мы познакомились в мае 1992 года. Его представил Сергей Гарбузов - главный редактор газеты «Событие», только что переименованной с прошлого «коммунистического» названия «Ленінська зміна».
Именно в это время начиналось 15-летнее плодотворное сотрудничество ИнтерАМИ с этой харьковской молодежной газетой. Из обычного спонсора, наша компания стала учредителем и, я надеюсь, верным другом издания на долгие годы.


Фотокопия с выходными данными газеты «События» тех лет: Ассоциация «ИнтерАМИ» названа «генеральным спонсором и гарантом». Обратите внимание: тираж газеты 31.509 экземпляров, что по тем временам для харьковского регионального ежедневного издания - совсем неплохо

После своей индийской командировки, Русинов вернулся в Харьков и с 1990 года стал работать в газете «Ленінська зміна» - «Событие». Журналистская среда давала возможность развивать свои творческие таланты, а свободный график работы позволял уделять время главной страсти - радио.

Я не помню, чтобы Виктор Русинов писал длинные статьи. Как правило, это были яркие репортерские заметки (сейчас назвали бы это «постами») на различные темы: политика, искусство, отношения… Но, наверное, больше всего, Виктор запомнился читателям газеты в качестве ведущего постоянной рубрики «Байбак инфо» Baibak info - где в виде очень коротких сообщений, на манер сегодняшних «твитов», рассказывалось о чём-то наиболее впечатляющем, что произошло в Харькове, Украине или за рубежом.


На фото: творческий коллектив харьковской газеты «Событие». Во втором ряду, четвёртый справа - Виктор Русинов (Харьков, 1992 год)

Как Вы понимаете, после нашей встречи прошло совсем немного времени и Виктор Русинов сменил статус журналиста областной газеты на должность директора по международным отношениям компании «ИнтерАМИ».

Высокий и сильный, с благородными манерами; практически без акцента свободно разговаривающий на правильном литературном английском языке; всегда полон юмора, жизни и креативных идей - Виктор стал настоящей находкой. Он сразу вошёл в интеллектуальную элиту нашей компании и долгое время был её «экспортным» лицом.
В газете «Событие» многие тогда шутили: «Мы «обменяли» Русинова, - говорили они - на финансовую поддержку издания». И в этих словах была доля правды.


На фото: переговоры с директором Samsung Electronics (Венгрия) Ю.Кимом (второй слева) во время подписания соглашения с компанией ИнтерАМИ по лицензионному производству телевизоров «Samsung - Amitron» в Харькове. Второй справа - Виктор Русинов (Офис ИнтерАМИ, Харьков, ул. Профессорская, 30; 1993 год)


На фото: во время наших совместных поездок в Лондон. В тот период, Великобритания стала одной из главных рыночных площадок для развития контактов с действующими и потенциальными партнерами; для создания дочерних предприятий, а также получения нужной информации и знаний (Лондон, Вестминстерское Аббатство Westminster Abbey, 20 Dean's Yard, Westminster, 1995 год)

Вся работа с Русиновым в то время представляла собой: (1) создание устойчивых и работоспособных бизнес-моделей ИнтерАМИ за рубежом, (2) обеспечение участия компании в иностранных рекламных мероприятиях и (3) информационный поиск и анализ с целью расширения бизнеса.
С этими задачами Виктор справлялся не только блестяще, но и умел посвятить часть времени для своего увлечения как радиолюбителя.

Дело в том, что наиболее известные радиолюбители с мировыми именами - люди очень обеспеченные и могущественные. Это имеет под собой экономический аспект - хобби-то далеко не из дешёвых. Среди них (после титула и фамилии указан личный позывной радиолюбителя): Король Испании Хуан Карлос Juan Carlos I EA0JC; Бывший Премьер-министр Индии Раджив Ганди Rajiv Gandhi VU2RG; Король Саудовской Аравии Сауд ибн Абдул-Азиз Аль Сауд Saud ibn Saud HZ1SS; Король Таиланда Пхумипон Адульядет Bhumiphol Audlayadej HS1A; Султан Омана Кабус бен Саид Quaboos Bin Said Al-Said A41AA, бывший Президент Чили Аугусто Пиночет Augusto Pinochet Ugarte XQ3GP; нападающий сборной Украины по футболу и бывший игрок киевского "Динамо" Сергей Ребров UT5UDX; победитель теннисного турнира "Кубок Дэвиса» Уилмер Эллисон Wilmer Allison W5VV; генеральный директор фирмы «SONY US» Микки Счулхоф Mickey Schulhof K1OKI и многие другие.


На рисунке - логотип радиолюбительской программы «Острова в эфире» IOTA, родоначальником которой в СССР, а потом в Украине с конца 80-х годов был Виктор Русинов. Эта программа предусматривала «открытие» островов на планете посредством установления с них любительской радиосвязи. По инициативе Русинова и поддержке редакции журнала “Радио”, в начале лета 1990 года была осуществлена первая островная экспедиция IOTA на остров Моржовец (66°42′ с. ш. 42°35′ в. д.) в Белом море (позывной экспедиции 4K3MI) и впервые было применено сокращенное название острова (Morzhovets Island – EU-119), которое стало популярным среди радиолюбителей. Сегодня программа IOTA пользуется большой популярностью в Украине и в других странах www.islands.org.ua

Именно этот опыт и контакты сыграли очень важную роль, когда в июне 1996 года команда ИнтерАМИ вернулась на Харьковский авиазавод.

Представьте себе - в то время контрактный портфель завода состоял всего из одного серьёзного соглашения, подписанного 3 июня 1995 года с Ираном, на поставку 12-ти самолётов Ан-74. Ещё оставался небольшой объём работ по переоборудованию самолётов для авиапредприятия «Газпром авиа», которое принадлежало всемирно известному Газпрому. Заказы для газовщиков, в основном, были выполнены раньше, а та небольшая часть работы, которую нужно доделать, не могла обеспечить жизнь предприятия. Надежда была только на иранский контракт.

В то время, на заводе несколько месяцев не платилась зарплата; были перебои с поставкой электроэнергии; банковские счета ХГАПП «светились красным», то есть были, как тогда говорили, «на картотеке» и имели огромную непокрытую задолженность.
Кроме этого, начиналось самое опасное - люди, высококвалифицированные авиационные специалисты, теряли надежду на будущее.

Теоретически, ситуацию мог бы спасти иранский контракт: завод имел большой объём незавершенного производства, то есть попросту полу-готовых самолётов, требующих установки на них необходимых покупных комплектующих изделий сторонних производителей. Но всё-таки, когда контракт подписывался, никто - ни иранцы, ни наши - не представляли себе, как этот договор можно реально осуществить.

Дело в том, что Иран на момент подписания соглашения был, как говорят в «серой зоне». Несмотря на вводимые в 1995 году санкции со стороны США в различных сферах против Исламской республики Иран (ИРИ), в соответствии с распоряжением Президента США Билла Клинтона William Jefferson «Bill» Clinton, было разрешено продавать в Иран американские товары невоенного назначения через третьи страны. Этот «льготный режим» продержался недолго - до 1996 года, то есть до тех пор, пока Конгресс США не утвердил закон о новых анти-иранских санкциях.
До жёстких международных санкций со стороны ООН против Ирана было ещё далеко (Резолюции Совета Безопасности ООН 1737 от 23 декабря 2006, 1747 от 24 марта 2007, 1803 от 3 марта 2008, 1929 от 9 июня 2010; Постановление Совета Европейского Союза 423/2007 от 27 июля 2010).
Ещё дальше было и до отмены большинства санкций США и ЕС против Ирана в начале 2016 года.

Руководство Украины в середине 90-х годов занимало сбалансированную позицию, определив возможность поставок в Иран продукции, как правило, гражданского назначения.
Что же касается сценария выполнения нашей сделки - то его не было, а были только безответные вопросы на тему: «Как совместить несовместимые требования иранской и украинской бюрократии для хозяйствующих субъектов того времени?»

Во-первых: договор на поставку самолётов украинского производства был подписан на основе правил, действующих в Иране для внешнеторговых операций. Это обуславливало режим расходования бюджета контракта исключительно через иранские банки и их представительства. При этом, оплата могла производиться только после поставки готовой продукции и её приёмки в Тегеране, а иранские финансовые гарантии могли подтверждаться безальтернативно Центральным банком Ирана بانک مرکزی جمهوری اسلامی ایران.

Во-вторых: известно, что иранцы выбрали самолет Ан-74, прежде всего в силу его уникальных лётно-технических характеристик, а также из-за его возможностей эксплуатации в зоне жаркого климата и в высокогорье. Но иранские заказчики не имели опыта работы с Украиной в авиационной сфере и с нашими предприятиями-изготовителями самолётов - поэтому с самого начала не было доверия покупателя к поставщику. Мало того, тяжелая экономическая ситуация на ХГАПП того времени была хорошо известна в Иране.

В-третьих: в Украине действовал жёсткий Закон о валютном регулировании, предполагающий проведение поставок либо после получения полной предоплаты, либо требующий оплаты в течении ограниченного срока (тогда это было 90 календарных дней). Кроме этого, предприятия в Украине в то время имели право открывать только один расчетный счет в коммерческом банке, поэтому если счет был заблокирован из-за имеющихся долговых обязательств - работа хозяйствующего субъекта полностью останавливалась.

Одним словом, с опытом развития ХГАПП в условиях плановой экономики, исторически завершившейся в 1991 году, то есть всего 4 года назад, - реализовать подписанный в 1995 году иранский контракт было практически невозможно.

Правда, в то время был один, скорее всего, уникальный пример реализации с помощью мощного административного ресурса крупного международного контракта на поставку в Пакистан 320 танков Т-80УД общей стоимостью около 640 млн USD. Это соглашение было подписано 30 июня 1996 года, а завершились поставки в ноябре 1999 года. Для реализации контракта принимались специальные решения Правительства; генеральный директор украинской стороны контракта - завода им. Малышева (с целью координации проекта) стал, по совместительству, заместителем Министра Машиностроения, военно-промышленного комплекса (ВПК) и конверсии (затем Минпромполитики) Украины; ход контракта контролировался непосредственно Президентом страны.
Здесь не работали рыночные законы - но был самоотверженный труд исполнителей контракта: от производственных рабочих до высших руководителей плюс «советская инерция» ручного хозяйственного управления.

Объективно говоря, в середине 90-х годов ХГАПП не имел таких возможностей по лоббированию своих производственных проектов в Украине, как «харьковский танкоград» - Завод им. Малышева.
Нужно было попробовать выполнить иранский контракт самостоятельно, опираясь на действующее законодательство (которое нельзя было назвать инвестиционным) и на собственный рыночный опыт. Именно здесь и стали востребованными знания, опыт и возможности ИнтерАМИ.

Для начала, необходимо было решить проблему неплатежей завода. Чтобы этого достичь, оперативно была создана новая «совместная» структура - «Торговый дом ХГАПП» - которая стала дополнительным расчетным центром предприятия, обеспечивающим снабжение завода и оплату повседневных его нужд. Зарплата для сотрудников предприятия выдавалась в виде персональных «потребительских кредитов», обязательства по возврату которых из своих будущих поступлений взял на себя ХГАПП. Был найден банк-партнер, который поверил в то, что, при успешном исполнении иранского контракта, так оно и будет.

И, наконец, реализация непосредственно самого договора с Ираном, потребовала внедрения совершенно нестандартных в то время решений.


На фото: во время переговоров по иранскому контракту. За столом сидит второй справа - Виктор Русинов (Тегеран, 4 ноября 1996 года)

Будет совершенно справедливо сказать, что именно Виктор Русинов сыграл в то время одну из ключевых ролей в нашей команде для того, чтобы «запустить» иранский контракт.
Благодаря уникальной коммуникабельности Виктора, удалось установить с иранцами практически дружеские отношения. Это было очень важно и «лёд недоверия» к нам постепенно стал таять.

Далее, необходимо было сделать так, чтобы заработала логистика контракта: финансы с одной стороны и готовая продукция - с другой, дошли до своих адресатов. Наверное, это было самым сложным и здесь потребовались все рыночные знания, умение находить нестандартные решения на международном уровне в Европе и Азии и, главное, сделать ставку на «правильных людей» - как говорят англичане: right people.


На фото: первый, поставленный по иранскому контракту, самолёт Ан-74Т-200 (регистрационный номер 15-2250) вместе с гарантийной бригадой ХГАПП (перед самолетом). Несмотря на свою «грозную» окраску, все самолёты в Иран поставлялись исключительно в гражданских версиях. Спустя несколько лет, иранские самолеты Ан-74 были перекрашены непосредственно в Иране в цивильные цвета местных операторов (Тегеран, Международный аэропорт Мехрабад فرودگاه بین‌المللی مهرآباد, дата 20 августа 1997 года)


На фото: во время встречи на Харьковском авиазаводе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Великобритании в Украине Роем Стивеном Ривом Roy Reve (справа). В этой «подаче себя», на уровне самых взыскательных правил дипломатического этикета, был один из талантов Виктора Русинова (на фотографии слева). С ним на равных могли говорить и короли, и самые простые люди (Харьков, ХГАПП, июнь 1999 года)

Контракт с Ираном был успешно выполнен, завершающий по контракту 12-ый самолет Ан-74 был поставлен в 1999 году. ХГАПП доказал всему миру, что даже в условиях кризиса, при правильном рыночном подходе и без «кумовства» можно реализовывать большие проекты.
Русинов, как и вся наша команда, стал работать над дальнейшим укреплением позитивного эффекта на рынке, достигнутого благодаря самолётам Ан-74.


На фотографиях слева-направо: (1) презентация самолёта Ан-74ТК-200 в Тайбэе (Тайвань) в 1997 году, (2) переговоры в Белиз-сити (Белиз) о создании базы технического обслуживания самолетов в Центральной Америке в 1998 году, (3) международная авиационная выставка Farnborough 1998 (Лондон, Великобритания) в 1998 году, (4) международная выставка Dubai Air Show’ 99 (Объединенные Арабские Эмираты) в 1999 году

Тогда мы уже полным ходом вели подготовку египетского контракта, открывающего огромные перспективы в Африке и на Ближнем Востоке; был поставлен Ан-74 в Лаос; создавалась серьёзная база для прорыва на авиационный рынок Латинской Америки.
Благодаря успешным поставкам самолетов Ан-74 в Иран, начал активно реализовываться другой иранский проект - совместное производство новых пассажирских региональных самолетов Ан-140 на самолетостроительном заводе HESA в Исфахане.

В тот день, 23 декабря 2002 года, Виктор Русинов, вместе с большой командой наших авиационных специалистов, вылетел в иранский Исфахан для участия в Координационном Совете по 140-му проекту. Также планировалась выкатка из цеха окончательной сборки 2-го серийного Ан-140 иранской сборки.
Перед вылетом, мы с ним поговорили о ближайших планах и о том, что необходимо было сделать для скорейшего подписания новых экспортных соглашений завода.

Самолет Ан-140 (регистрационный номер UR-14003) не долетел до Исфахана, врезавшись в горную гряду…

Недалеко от места гибели самолёта, по инициативе иранцев, был поставлен величественный памятный знак, на котором на персидском, английском, русском и украинском языках начертано: «В память о наших украинских и российских коллегах, погибших в авиакатастрофе в Исфахане 23.12.2002 и отдавших жизнь за развитие науки, мира, дружбы и взаимопонимания между нашими народами».

Митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим (Николай Степанович Руснак 1921-2011) после этой трагедии написал стихотворение «Прерванный полёт (памяти погибших в авиакатастрофе Ан-140)», которое сразу стало песней (послушайте, пожалуйста):

Взлетел во имя цели благородной,
Красавец-лайнер с харьковской земли,
Чтоб над землёй иранского народа
Летали наши птицы-корабли.

И в миг один привычный мир взорвался,
С небес на землю рухнул самолёт
И острой болью в сердце отозвался
Друзей любимых прерванный полёт…

Свет от звезды угаснувшей когда-то,
К нам миллионы лет ещё летит.
А свет, идущий от души крылатой
Ни время, ни пространство не затмит.

Как без вас Земля осиротела
И боль утраты время не берёт,
Но не погибло начатое дело
Оно к свершеньям новым нас зовёт

Мы продолжаем жить и мы вас помним,
Сплотила нас всеобщая беда,
А в синем небе общем и бездонном
Остались ваши души навсегда…

.....

Как известно, авиаторы не умирают. Они просто улетают навсегда.

Виктор Русинов улетел от нас в самом расцвете своих талантов и жизненных сил - ведь до «посадки», казалось, было ещё очень далеко…


Таким мы его запомнили: всемирно известного радиолюбителя, авиатора, «душу компании», любящего жизнь человека

Кстати, ещё в 1999 году Кэмбриджским Международным Биографическим Центром International Biographical Centre (IBC) of Cambridge (England) Виктор Викторович Русинов был включён в международный рейтинг интеллектуалов планеты International Who’s Who of Intellectuals (13 издание).


На фото: 13-е издание Кэмбриджского Международного Биографического Центра International Who’s Who of Intellectuals. Статья о Викторе Русинове на стр. 648 (1999 год)


На фото: у радиолюбителей принято иметь персональную QSL- карточку. Аббревиатура «QSL» означает «I confirm receipt of your transmission» или «Я подтверждаю получение Вашей передачи». Таким образом, эти карточки нужны для подтверждения факта радиосвязи: на них указывается информация о позывных обоих операторов, время и дата контакта, использованная радиочастота, вид модуляции, RST (код, описывающий качество приёма), данные о месторасположении радиостанции. Радиолюбители обычно стараются делать свои QSL-карточки привлекательными, размещая на них разнообразные изображения. На фотографии - одна из последних QSL- карточек Виктора Русинова UT8LL. До сих пор не понятно, почему именно это изображение Виктор выбрал для своей карточки (разбившийся 20 октября 1963 года Ил-14 на Земле Франца-Иосифа)…

В память о нём в Харькове в 2004 году была открыта Коллективная радиостанция UT0LWR им. Виктора Русинова. Уже как эхо Виктора, звучит от его имени: тире, тире - точка, точка - тире…


На фото: слева - будущие всемирно известные радиолюбители - воспитанники Коллективной радиостанции UT0LWR им. Виктора Русинова; справа — QSL- карточка коллективной радиостанции с изображением летящего Ан-140

Да, и еще об одном.

Уже много раз так бывало: очень хочется найти где-то самую большую антенну вместе с мощным радиопередатчиком; самому сесть за телеграфный ключ и морзянкой, прямо в космос, отправить сообщение: −•• −−− •−• −−− −−• −−− •−−− ••− − −−−•• •−•• •−•• •−•−•− ••• •−−• •− ••• •• −••• −−− − • −••• • −−•• •− •−− ••• • −−••−− −• •− −− − • −••• •−•− −−− −−−• • −• −••− −• • •••• •−− •− − •− • −
Уверен, что Русинов и сейчас всё услышит. Услышит и поймёт без перевода.
(«Дорогой UT8LL, спасибо тебе за всё! Нам тебя очень не хватает…»)


© Павел Науменко Pavel Naumenko
Tags: hesa, Ан-140, Ан-74, Виктор Русинов, Иран, Исфахан, Коротич, Павел Науменко, Украина, ХГАПП, Харьков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments